RSS

Городской портал госуслуг

От Москвы до Восточной Пруссии

14:00 15.12.2015

Мы беседуем с жителем района Крылатское, ветераном Великой Отечественной войны, Героем Советского Союза Владимиром Тимофеевичем Евдокимовым. Он участвовал в битве за Москву, освобождал Белоруссию и штурмовал немецкие укрепления в Восточной Пруссии.

– Я родился 14 августа 1923 года в деревне Пигулево в Псковской области, – рассказывает Владимир Тимофеевич. – Жили мы тяжело, бедно. В семье четверо детей, я старший. Мой отец, Тимофей, был умелым плотником, и когда он умер, моей матери, Дарье Сергеевне, стало не под силу содержать большую семью. Поэтому в 1938 году пришлось мне ехать в Москву. За плечами уже было 7 классов средней школы, поэтому удалось поступить в Московский сварочный техникум. Учился там до начала войны.

– А где Вы жили в Москве?

– На Старом Арбате, в семье своего дяди Петра Сидоровича Космачева. Никогда не забуду Петра Сидоровича! Когда уходил на фронт, взял с собой его именные серебряные часы. Прошел с ними всю войну, сверяя время боевых атак. И глядя на эти часы, вспоминал, что дядю наградили ими по ходатайству самого Ленина.

– Вы ушли на фронт летом 1941-го?

– Нет, сначала я стал бойцом комсомольско-молодежного полка противопожарной обороны. Немецкая авиация активно бомбила Москву, поэтому в столице создавались специальные отряды для борьбы с пожарами. Наш полк состоял из ребят от 15 до 18 лет, это были молодые рабочие, студенты, учащиеся ремесленных училищ и школьники. Все мы стремились отстоять родную столицу, защищать ее от вражеских налетов и ликвидировать последствия бомбардировок. На мой взгляд, это был пример массового героизма москвичей.

– Можно представить какие чувства испытывали вы и ваши товарищи, слушая фронтовые сводки.

– Да, с фронтов шли тревожные вести: фашисты все ближе подходили к Москве. В столице объявили осадное положение, она стала прифронтовым городом, но и тогда нам не изменили выдержка и стойкость. Сотни тысяч москвичей ушли на фронт, более миллиона человек эвакуировали в тыл, десятки тысяч строили оборонительные сооружения на подступах к городу. Нам не хватало людей, а немецкая авиация усилила налеты. Сегодня мы знаем: лишь за один месяц, с 21 октября по 20 ноября, в разгар битвы за Москву, немцы произвели 54 авианалета, в которых участвовало 2 тыс. самолетов. Они сбросили на столицу 657 фугасных и 19 тыс. зажигательных бомб.

– Когда же вы оказались на фронте?

– В сентябре 1941 года. Из противопожарного полка меня направили в истребительный батальон Ростокинского района. Я оказался среди сотен тысяч москвичей, добровольно вступивших в народное ополчение. Это – уникальное явление в истории. Никогда ни один город мира не выставлял такого количества добровольцев из числа мирных жителей для защиты Родины. Свыше 200 тыс. человек летом и осенью 1941 года вступили в народное ополчение. И все – по зову сердца. Вдумайтесь: каждый шестой защитник Москвы – ополченец. Дивизии ополчения формировались, в основном, из истребительных и рабочих батальонов. Все они участвовали в боях, некоторые полностью погибли, но большинство до конца войны несли на всех фронтах славные знамена москвичей.

– Вы проходили боевое обучение перед тем, как оказаться на передовой?

– Разумеется. Наш батальон дислоцировался на территории бывшей сельскохозяйственной выставки. Меня и других бойцов истребительного батальона учили уничтожать вражеские танки противотанковыми гранатами и бутылками с зажигательной смесью. Учеба была весьма напряженной.

В октябре 1941 года наш батальон включили в состав 4-й коммунистической дивизии народного ополчения. Я стал пулеметчиком в 436-м стрелковом полку этой дивизии, которая вскоре вошла в 16-ю армию Западного фронта. Армией командовал генерал К.К. Рокоссовский, фронтом – генерал Г.К. Жуков.

– Где располагалась ваша воинская часть?

– На Волоколамском направлении, западнее села Троице-Лыково. Находились мы во втором оборонительном эшелоне. Это, конечно, не передовая, но все равно тяжело приходилось. Хуже всего дежурить в окопах зимней холодной ночью, когда морозы доходили до 30 градусов. Хорошо хоть землянка была теплой и уютной.

Была там одна встреча, которую я никогда не забуду. Однажды в наш блиндаж зашли два генерала – командующий Западным фронтом генерал Г.К. Жуков и командир Московского военного округа генерал-лейтенант П.А. Артемьев. Видимо, проверяли нашу боевую готовность. В блиндаже Жуков спросил: «Ну, как, пулеметчики, удержим Москву?». Мы, конечно, отвечаем: «Удержим»! «Я тоже думаю, что удержим», – сказал Жуков и пожелал нам удачи. Слово свое мы сдержали…

– Где вам довелось воевать после битвы под Москвой?

– В 1942 году нашу дивизию перебросили под Ржев, бои там шли жестокие, кровопролитные. Затем освобождал Белоруссию во время наступательной операции «Багратион». За два месяца, командуя стрелковой ротой, прошел с боями от Витебска до Восточной Пруссии. Неблизкий путь: около 600 километров.

Война для меня закончилась в декабре 1944 года, когда из Восточной Пруссии меня направили на курсы командного состава «Выстрел» в Солнечногорск, а затем – в Военную академию имени М.В. Фрунзе. Затем был назначен старшим преподавателем кафедры оперативно-тактической подготовки в Военно-политической академии имени В.И. Ленина, где и работал до ухода в отставку в 1986 году. В академии стал профессором, кандидатом военных наук, доцентом. В общей сложности отдал 45 лет жизни Вооруженным силам.

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати