RSS

Городской портал госуслуг

Судьба его хранила

11:37 15.12.2015

Житель района Крылатское Валентин Тимофеевич Коньков рассказал нам о своем долгом и трудном фронтовом пути. Для него он начался на подступах к Москве, а закончился на развалинах Рейхстага.

Ветеран Великой Отечественной войны, участник битвы за Москву Валентин Тимофеевич Коньков родился 1 января 1922 года в селе Дубровка Брянской области. Окончив сельскую школу, работал слесарем по сборке артиллерийских орудий на заводе «Красный профинтер». Когда началась война, завод эвакуировали, а 19-летний Валентин отправился в военкомат.

– Валентин Тимофеевич, вас сразу отправили на фронт?

– Нет, сначала я прошел подготовку на Урале и лишь затем в составе маршевой роты прибыл в начале ноября 1941 года под Москву. Наша 35-я отдельная стрелковая бригада 20-й армии располагалась в 20 километрах от столицы, на станции Крюково. В то время там шли ожесточенные бои. Обстановка была тяжелой: немцы рвались к Москве и заняли плацдарм в районе Красной Поляны. Нам приказали освободить этот населенный пункт и закрепиться в нем. Меня назначили пулеметчиком, вручили ручной пулемет Дегтярёва. Морозы доходили до 40 градусов, поэтому смазка в дисках замерзала, приходилось снимать их с пулемета и отогревать на теле.

– Свой первый бой помните?

– Первый бой не забывается. Он произошел 3 декабря. Боевую задачу мы выполнили: выбили немцев из Красной Поляны и закрепились на западном берегу канала имени Москвы. А через день началось общее наступление Красной Армии. Мы освободили города Солнечногорск, Волоколамск, Середа и дошли до Гжатска. Там немцы создали мощную оборонительную линию, а наши войска были ослаблены в ходе боев. Пришлось опять перейти к обороне.

– Немцы не пытались контратаковать?

– А как же. К маю 1942 года они пришли в себя, перегруппировались и подготовили контрудар. Наша разведка сообщила, что противник сосредоточил на нашем участке фронта танки и мотопехоту, а у нас противотанковых ружей не хватало. И вот однажды вызвал меня командир батальона майор Валюженич и поставил задачу: подобрать 11 добровольцев для выполнения особого задания. Меня назначили старшим этой команды. Нас называли смертниками.

И какое задание получила ваша команда?

– Нам приказали вырыть индивидуальные окопы во весь рост на танкоопасном направлении и замаскировать их. Нужно было отразить танки противника, имея при себе лишь две противотанковых гранаты да бутылку с горючей смесью. Вырыли мы окопы, разместились в них и вскоре услышали рев моторов: танки шли прямо на нас. Издали по ним открыли огонь наши артиллеристы, а потом подключились и мои бойцы. Сначала справа от меня, а потом слева раздались взрывы гранат, два немецких танка загорелись. И вдруг один из танков появился прямо передо мной. Бросил первую гранату, она угодила в броню и не причинила никакого вреда. Кинул вторую – и попал в гусеницу. Танк закрутился, развернулся и через несколько метров наехал на нашу противотанковую мину. Артиллеристы здорово помогли, подбили еще два танка. После этого немцы отступили и больше к нам не совались. За этот бой меня наградили медалью «За боевые заслуги».

– Вы прошли от Москвы до Берлина, наверняка, многое пришлось пережить…

– Мне до сих пор не верится, что я остался жив в этом аду. Думаю, любовь к Родине, вера в нашу Победу, хорошая предвоенная морально-боевая подготовка, а также горячие молитвы к Богу моих родных спасли меня. Одним словом, судьба меня хранила. Помню, как зимой 1942 года под селом Середа в Московской области при обстреле недалеко от меня разорвалась мина. Ее осколки посекли шинель, семь из них попали в мякоть ноги, но не затронули кости.

Позже получил еще одно ранение. Три месяца шли страшные бои за освобождение города Пустошка Псковской области. Мы прорывали немецкую оборонительную линию «Пантера», которую фашисты считали неприступной. Одним из опорных пунктов была высота под названием Лысая гора. Ее окружали глубокие лощины и овраги, опоясывали немецкие укрепления. Штурмовали мы эту высоту 11 июня 1944 года. Атаковали неожиданно, поэтому довольно быстро ей овладели. Во время боя я был ранен в голову, затем контужен, но покинуть поле боя не мог: немцы 10 раз контратаковали, пытаясь вернуть Лысую гору. Шли напролом, но отбить ее так и не смогли.

Еще раз серьезно ранили меня в районе города Ауце в Латвии. Спасло от смерти лишь то, что я во время атаки кричал «Ура!», и пуля прошла через мякоть щеки, задев челюсть.

Выписавшись из госпиталя, участвовал в боях на Висле и в Берлинской операции. Войну закончил в немецкой столице, у стен Рейхстага.

К концу войны Валентин Тимофеевич Коньков стал капитаном. После Победы он продолжил службу в Вооруженных силах и вышел в отставку в чине полковника ракетных войск стратегического назначения. За подвиги во время Великой Отечественной войны Валентин Тимофеевич награжден двумя медалями «За боевые заслуги», двумя орденами Красной Звезды, двумя орденами Отечественной войны I степени, медалями «За оборону Москвы» и «За взятие Берлина».

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати